четверг, 28 апреля 2011 г.

История Dolce & Gabbana

В 1982 году эти двоих тогда еще мало кому известных даже в одном Милане дизайнеров Фортуна свела в одном ателье. Через восемь лет они одели Стинга, а еще через три – Мадонну.

"Одежда влияет на все, начиная от чувства юмора человека и заканчивая его восприятием себя. Мы хотим, чтобы люди выглядели соблазнительно, когда они носят наши модели. Потому что, когда ты получаешь комплименты по поводу своей внешности, ты ощущаешь себя более уверенным в собственных силах. Тело имеет свой собственный язык, который мода должна интерпретировать. Мы не любим бессмысленное выставление напоказ голого тела — нам больше нравятся очень сексуальные, немного ироничные детали, которые словно приподнимают „завесу тайны“. А еще мы помешаны на пропорциях — грудь, бедра…
Мы предпочитаем чистые тона: черный, белый, глубокий красный. И не любим смешанные или искусственные краски" – Дольче и Габбана

Доменико Дольче

13 августа 1958 года на родине коза ностра в семье управляющего маленькой швейной фабрики родился мальчик. Впрочем, "управляющего" - слишком громкое слово для этого мини-предприятия, поскольку жила семья Доменико Дольче очень и очень скромно. Как отмечают биографы будущего кутюрье, его мать (управляющая магазина нижнего белья) дома даже донашивала старые вещи отца. В общем, счастливого детства с множеством игрушек и большим количеством вещей у будущей звезды мировых столиц мод не было. Было примерно как у Тома Сойера – помнишь про его "второй" костюм? У Доменико таким "вторым" костюмом был шерстяной, который ему разрешалось надевать лишь на посещение воскресной школы.

Сицилия – мать не только мафиозных кланов, но и сохранившихся здесь и поныне консерваторских традиций. По сей день здесь можно встретить женщин в "глухих" черных платьях, да и вообще всяк попавший сюда извне (иностранец или житель материковой части Италии) может посчитать, что попал век этак в восемнадцатый. Одна из традиций, которая существует здесь испокон веков и не дает исчезнуть с лица земли местной мафии, - наследование бизнеса в обязательном порядке.

Ввиду этого уже к шести годам юный сицилиец уже вовсю работал на производстве отца и проявил к швейному делу недюжинный талант. Даже в таком юном возрасте, когда сверстники Доменико еще и нитку в руках ни рахзу не держали, он легко мог пришить рукав к пиджаку и делал это настолько легко и профессионально, что его даже прозвали "Моцартом" (швейного дела, правда, а не музыкального).

Эти двое людей умудрились объединить в одном две несовместимые вещи – Изабелла Росселини

Любимым хобби мальчика был пошив миниатюрных платьев и костюмов.

В общем, всё шло согласно планам отца и к совершеннолетию ребенок бы унаследовал бизнес отца. Но планы родителей не сбылись, вернее, сбылись согласно поговорке "Всё будет хорошо, но не сразу". Закончив школу, юноша неожиданно для членов семьи поступил в университет. Впрочем, идея оказалась не самой удачной. Университет показался ему скучным, и Доменико бросил его, проучившись всего около года. Юноша поступил в художественную школу, окончив которую, отправился на поиски счастья в столицу страны.

Стефано Габбана

Сказать, что Доменико и Стефано схожи по характеру, внешности или схожи их судьбы, было бы в корне ошибочно. Стефано Габбана (Венетиан) родился в ноябре 1962 года в Северной Италии и особо не бедствовал. Семья, в которой вырос внебрачный сын одного из богатейших стилистов итальянской столицы, материального недостатка не испытывала.

Карманных денег, получаемых от родителей, ему вполне хватало на новую одежду от "Фиоруччи" (довольно недешевая итальянская фирма, выпускающая модную, яркую, броскую одежду, очень популярную среди местной молодежи). Юноша, любивший тратить деньги на одежду, и представить себе не мог (как он сам сказал, будучи всемирно известным), что станет производить одежду сам.

Назвать его "маэстро иголки" в юношеском возрасте было бы смешным. Стефано любил рисовать и вырос "с карандашом в руках". Отучившись в художественном колледже на специальность "креативного директора", Стефано также отправился в Милан в поисках счастья. Как видим, сделал он это не зря.

Путь к славе

Общего у этих двух людей, на первый взгляд, практически ничего. Улыбчивый и общительный, высокого худощавого телосложения типичный итальянский красавчик Габбана, обожающий посещения ночных клубов и прочих тусовок, кажется полной противоположностью приземистому, довольно молчаливому мужчине, выросшему в атмосфере консерваторских традиций и предпочитающему тихие вечера у домашнего камина в одиночестве. В наследство от воспитания в строгом католическом стиле Доменико Дольче предпочитает черный цвет, тогда как его напарник – гаммы ярких, насыщенных цветов.

Тем не менее, уже при первом общении они нашли много общего. В частности, оба, каквыяснилось после знакомства, любят эпоху барокко и классические итальянские фильмы. Помимо этого, оба они –нетрадиционной сексуальной ориентации. Последнее стало причиной, по которой их "однополчане", предпочитающие естественному желанию женского тела мужчин, стали наперебой "показывать пальцем" на них, оправдывая свой способ жизни тем, что геи – гениальные люди.

Харизмы двух не похожих друг на друга людей, как ни странно, сыграли ведущую роль на пути к славе, поскольку дополняя друг друга в своих брендах, они смогли ворваться в мир Высокой моды. Доменико Дольче и Стефано Габбана Примечательно, что каких-то предельно амбициозных целей перед собой они не ставили ни изначально, ни после того, как его величество Успех начал к ним наведываться основательно.

Поначалу, как напишут впоследствии биографы, молодым людям, которых объединила в начале 80-х работа в крошечной студии, денег порой не хватало даже на пищу – Дольче и Стефано питались рисовой кашей. Совместно открытая в 1982 году студия после двухлетней работы ассистентами дизайнеров выпускала довольно интересные модели. Финансовые трудности на первых порах не могли сказаться и на самом бизнесе. Так, один из первых показов ателье прошел в довольно нестандартном месте – одном из городских кафе.

Интересные настолько, что в 85-ом году их даже пригласили на показ мод Milano Collezioni в категории молодых талантов. На показе модельеры дебютировали свою одежду для Real Women – волевой, красивой, но не идеальной. Коллекция имела головокружительный успех, ставший стартовой точкой в мировом успехе. Уже в 86-ом году коллекция "настоящей женщины" была представлена на шоу с одноименным названием. Через полгода была дебютирована первая коллекция трикотажной одежды, в 87-ом году студия дизайнеров переезжает на новое место, а в 89-ом – первая коллекция женского нижнего белья и купальных костюмов.

Правда, за год до этого итальянцы заключили договор с японской Onward Kashiyama Group – это позволило продавать их продукцию на "девственном", не изнеженном европейским разнообразием рынке моды – в Стране восходящего солнца. В 90-ом году выходит и серия мужского белья. Далее началось открытие серии бутиков в Милане, Гонконге, Сингапуре и Сеуле.

В 1992 году D&G выпускает первый аромат, сразу же завоевавший популярность у женщин. К 94 году в наборе Dolce&Gabbana появляются джинсы, аксессуары и коллекция стильных очков. В 1996 году дизайнеры выпустили первые мужские духи. Стильные и элегантные, они отлично подходят для молодых людей, следящих за веянием моды.

К этому времени популярность "сладкой парочки" распространилась на все континенты и части света. На одежду из коллекции "Весна-лето 1996", которая представляла собой широчайший набор черных длинных платьев и кафтанов, были получены заказы из 650 магазинов Старого Света, Австралии и Америки.

В 2002 году на аукционе выставки "Мотор Шоу" в Болонье был продан Citroen C3 под маркой D&G. Модель стала настолько успешной, что Citroen заключил контракт с Dolce&Gabbana на на выпуск эксклюзивных авто C3 и C3 Pluriel. В интерьере автомобилей – кристаллы от Swarovski и кожа от D&G.

Общая стоимость компании D&G (данные до начала мирового финансового кризиса – $700млн.). С 2006 года Dolce&Gabbana одевает национальную сборную по футболу. У них одевается не только вышеупомянутая Мадонна, но и такие знаменитости, как Стинг, Игги Поп, Виктория Бекхэм (которая с недавних пор и сама делает неплохие успехи в дизайнерском мастерстве), Кайли Миноуг, Бейонс, Моника Белуччи, а также ряд политиков и бизнесменов.

Жадная Мадонна

Небезынтересный факт, который часто вспоминают, говоря о именитой паре дизайнеров, стоит того, чтобы его пометить отдельной строкой. По своей натуре, даже будучи уже богатыми прославленными кутюрье, Дольче и Габбана остались застенчивыми итальянцами, и это однажды чуть не довело их до разорения.

Одним из ранних идеалов тогда еще будущих основателей бренда Dolce&Gabbana являлась Мадонна. Молодые люди, работавшие ассистентами дизайнеров, не оставляли мечты о том, что когда-нибудь им удастся познакомиться с акулой попсовой (в хорошем смысле слова) эстрады. "Наш друг, наше восхищение и наше вдохновение", - скажут они впоследствии. Эта друг и восхищение однажды одела один из нарядов, сотворенных Дольче и Габбана, и сфотографировалась в нем в одном из журналов. Когда дизайнеры увидели фото, они были в восторге, а позже, когда им позвонила секретарь поп-дивы, и вовсе лишились дара речи.

Они встретились в Нью-Йорке. В ресторан, в котором была назначена встреча, Мадонна явилась "одетой как юноша" и, тем не менее, была очень соблазнительна даже в таком наряде. "От нее буквально исходят волны чувственности", - вспоминали потом дизайнеры-любовники. Сама Мадонна также была в восторге от встречи и заявила итальянцам следующее: "Ваша одежда очень сексуальна и с чувством юмора — прямо как я!". "Растаяв" от такой несказанной похвалы, дизайнеры сразу же договорились о создании для звезды костюмов к её будущему концертному туру Girlie.

Проработав, не покладая рук, порядка двух месяцев, Дольче и Габбана создали более полутора тысяч костюмов. Лошадиная работа была выполнена, можно вздохнуть спокойно, но дизайнеры, оглянувшись, встали "в ступор": они забыли маааленькую деталь – оговорить финансовую сторону контракта. Ну а Мадонна, будучи женщиной целиком практичной (не будем вспоминать, кто сказал, что карьера через постель – нормальная вещь))) ), "забыла" об этом напомнить дизайнерам. В итоге – два месяца лошадиного бесплатного труда. Дизайнерам оставалось успокоить себя и общественность фразами типа "Возможно, мы не думаем о стоимости нашего труда потому, что уже давно заработали гораздо больше денег, чем способны потратить"

Развал Союза

Речь, естественно, не о СССР. Просуществовав два десятилетия, "голубой" союз распался. В свое время Дольче и Стефано заявляли, что хотели бы своих детей. Правда, два "ребенка" в их доме были – лабрадоры (мальчик и девочка), но дизайнерам хотелось большего. Один заявил, что хотел бы, чтобы пара усыновила ребенка, второй же мечтал о ребенке биологическом — "благо, современная наука это позволяет" (как в однополом браке может появиться ребенок биологическим путем, известно, наверное, только D&G, но никак не современной науке).

Их не устраивало, что итальянские законы не позволяют иметь ребенка в однополом браке. Да и матушка Сицилия с ее консерваторскими взглядами, где девственницами хотят до свадьбы, а вдовы берегут верность умершему мужу до конца дне своих, тоже вряд ли сильно радовалась "голубому" пристрастию ее сына Доменико. В общем, пара мечтала о том, чтобы "уехать в другую страну", где они были бы "по-настоящему счастливы" и заведут ребенка.

Судьба распорядилась иначе. С 2004 года союз Дольче и Габбана – лишь деловой, но никак не интимный. "На профессиональном уровне мы вместе, наше сотрудничество — это основа нашей империи, наше взаимопонимание позволяет нам продуктивно работать, а наше прошлое навсегда с нами", - заявил тогда в интервью журналистам Доменико.

Стиль

"Тяни-толкай", или "Дольчегаббаната", как пару дружески называют знакомые, подарили миру сему на рваные джинсы. Благодаря им черные платья, к созерцанию которых привык с детства Доменико, превратились в сексуальные наряды. Это они сделали нижнее бюстгальтер предметом одежды, который можно успешно сочетать с мужским деловым костюмом. Строгость и четкость у них замечательно сочетается с иронией и изрядной долей фантазии.

D&G: мы не думаем о стоимости нашего труда потому, что уже давно заработали гораздо больше денег, чем способны потратить

Образ женщины, которую одевают Дольче и Габбана – "настоящая женщина" - ярая путешественница, не забывающая, тем не менее, своих корней и места рождения. Одевая высокие каблуки, она уверенно ходит на них. Она носит строгие костюмы вкупе с сексуальным бельем под ними. Она легко относится к жизни, но не забывает родных и близких. Одежда от D&G создается не для подиумов, а для того, чтобы её носили с удовольствием женщины и мужчины всех наций, культур и стилей жизни

Дизайнеров вдохновляют средиземноморские культура и цвета. Жизнерадостная и чувственная одежда, насыщенная страстью и самоотверженностью, вполне подходит не только женщинам, считающим себя "шеей", а мужчину – "головой", но и уверенным в себе феминисткам, не боящимся выглядеть секси. В исполнении D&G место под солнцем могут найти даже столь экстравагантные вещи, как чулки в сеточку, которые раньше одевали только в кабаре.

Любовь к фильмам родной Италии 50-60-х годов, безусловно, также поставила свой отпечаток на творчестве дизайнеров. И сейчас Вольче и Габбана вдохновляются на творчество благодаря фаворитам-режиссерам и любимым актрисам – Софи Лорен, Висконти, Де Сика, Роберто Росселини, Джина Лоллобриджида, Анна Маньяни.

Когда известная итальянская актриса Изабелла Росселини приобрела первую блузку от D&G, она была в восторге. Тогда она сказала журналистам, что "эти двое людей умудрились объединить в одном две несовместимые вещи – соблазнение и яркие краски, без которых не может существовать современная мода, и "старый мир" Сицилии, где свято чтут древние традиции – верность, вендетту и так далее".

Комментариев нет: